Женский монастырь во имя иконы Божией Матери «Всецарица»
Главная
Предстоятель РПЦ
Архипастырь Кубани
Священнослужители
Игумения монастыря
Духовник-исповедник
Духовник обители
Жизнь обители
Служение
Таинства
Паломничество
Подворье
Великие и Двунадесятые праздники
Покров Пресвятой Богородицы
Духовная поэзия
Святые Православной церкви
Святоотеческое слово
Аудио, Видео
Календарь
Фотогалерея
Новости
Объявления
Заказать требы
Контакты
Гостевая книга
Каталог ссылок
Проблемы современного монашества


Святитель Амвросий Медиоланский: "О девственницах".

КНИГА ПЕРВАЯ

Глава первая

1. Если, согласно изречению небесной Истины (Мф. 12, 36), за всякое слово, сказанное нами праздно, мы должны представить отчет; если всякий раб, по своей непредприимчивости или по скупости закопавший в землю (Mф. 25, 14 и сл.) те таланты духовной благодати, которые были вверены ему для увеличения их наростающими процентами, по возвращении господина, подвергнется не малому наказанию: то тем более надлежит бояться нам, которым, хотя и при слабом даровании, но, однако, вверена великая обязанность насаждать в сердцах людей слово Божие, (надлежит бояться), как бы и от нашего слова не потребовалась также лихва, особенно в том случае, когда Господь будет взыскивать с нас за неисполненное служение. Вот почему у меня и явилась мысль написать нечто. (А именно написать) потому, что наше слово подвергается большей опасности заслужить упрек тогда, когда оно слушается, а не читается. Книга же не краснеет.
2. Итак, не полагаясь на свои природные таланты, но поощряемый примерами Божественнаго милосердия, я осмеливаюсь начать (свою) речь; ибо, по воле Божией, заговорила даже ослица (Числ. 22, 28). И вот, если предо мной, подверженным бремени века сего, предстанет Ангел, то и я также открою (свои) давно безмолвныя уста: тот, кто в этой ослице разрушил преграды природы, может, конечно, уничтожить преграды и (моей) неопытности. Если в ковчеге Ветхаго Завета разцвел жезл священника (Числ. 17, 8), то для Бога возможно, чтобы и в Святой Церкви из наших бутонов распустился цветок. Почему же, в самом деле, нельзя надеяться, что Бог, Который говорил в терновом кусте (Исх. 3, 4 и след.), не заговорит также и в людях? Бог не возгнушался же терновым кустом. О, если бы Он осветил также и мои терния. А ведь, может быть, найдутся такие, которые даже и в наших терниях будут поражены блеском некотораго света; найдутся (и такие), которых наши терния не воспламенят; найдутся (и такие), у которых голос наш, слышимый из терноваго куста, освободит ноги от обуви, и тогда течение мысли (их) будет свободным от плотских преград.
3. Но это—удел мужей святых. О, если бы, хотя немного Иисус призрел на меня, лежащаго под этой, еще неплодной, смоковницей (Иоан. 1, 48). Тогда, по истечении трехлетия, принесла бы плоды и наша смоковница (Лук. 13, 6 и след.). Но откуда же столько надежды у грешников? О, если бы, по крайней мере, этот евангельский насадитель Господней лозы, уже отдавший, может быть, приказание срубить нашу смоковницу, оставил ее еще и на этот год, дабы окопать и удобрить ее корзиною навоза:
не возстановит-ли он ее безпомощную, хотя при помощи земли, и не возбудит-ли ее, тощую, при помощи навоза. Блаженны те, которые привязывают коней своих к всенародной лозе и масличному дереву (Быт. 49, 11) и посвящают, таким образом, труд свой свету и радости; меня же еще доселе отеняет смоковница, т.е. привлекательный зуд мирских удовольствий—(смоковница), низкая для возвышеннаго, хрупкая для труда, изнеженная для работы, безплодная в отношении плода.
4. Может быть, кто-нибудь недоумевает, почему же я не могу говорить, а осмеливаюсь писать. Но если мы припомним то, что читали в евангельских писаниях (Лук. 1, 63, 44), и то, (что видели) в священнических действиях, и при этом возьмем себе за образец святого пророка Захарию, то увидим, что бывает (нечто такое), что не сможет выразить голос и изобразить перо. Впрочем, если имя "Иоанн" возвратило голос отцу, то не следует отчаяваться и мне, что, при своей немоте, могу получить голос и я, если буду говорить о Христе: хотя род Его, по пророческому слову, кто изъяснит? (Исаии 53, 8). И вот, как раб, я буду прославлять род Господень; ведь непорочный Господь избрал Себе непорочный род даже в этом теле, полном нечистот человеческой бренности.

Глава вторая

5. И очень удачно вышло, что приходится говорить о девах как раз сегодня, в день рождения девы, и начинать книгу с ея прославления. День рождения девы—и мы последуем ея непорочности. День рождения мученицы—и мы принесем жертвы. День poждения святой Агнии - и пусть дивятся мужи, не отчаяваются отроки, изумляются жены и подражают ей девы. И что именно мы можем сказать достойнаго о той, у которой даже имя не свободно от света прославления? (Ея достоинства): обет, превышающий (законы) возраста, добродетель, возвышающаяся над природой! Как мне кажется, она даже имя носила не человеческое, а скорее—изречение пророка, которым он предуказал то, что с ней имело случиться.
6. Я знаю, по крайней мере, где мне искать помощи. Имя девы есть обозначение целомудрия. Я буду призывать мученицу, стану прославлять деву. И довольно великая та похвала, которая не изыскивается, а (уже) имеется. Итак, да престанет ум, умолкнет красноречие: одно уже имя ея есть прославление. Его воспевают и старцы, и юноши, и отроки. Самая высшая степень прославления, когда кто-нибудь восхваляется (всеми) людьми. И вот, сколько людей, столько и проповедников, говорящих и прославляющих мученицу!
7. Говорят, что она приняла мученичество двенадцати лет. И насколько постыдна (была) эта жестокость, не пощадившая даже детскаго возраста, настолько же, напротив, велика была сила веры, которая нашла себе доказательство даже в этом возрасте. Были-ли уместны раны для такого маленькаго тела? И вот та, которая не имела (почти тела) для принятия ударов железа, однако имела то, чем победить его. А ведь девицы этого возраста не могут сносить даже гневнаго вида родителей, и обыкновенно маленький укол булавкой оплакивают, как рану. Она же, не питая страха к окровавленным рукам палачей, не чувствуя тяжелых пут гремящих цепей, подставляет все свое тело под меч разъяреннаго воина, и еще не зная смерти, уже готова к ней. А когда ее влекут против воли к жертвеннику, она в огне воздевает руки ко Христу и даже в самом идольском очаге показывает трофей Господа победителя. Она и плечи, и обе руки вкладывает в железныя оковы; но никакия оковы были не в силах заключить столь нежные члены.
8. Не новый-ли это род мученичества? Еще не созревшая для наказания, она уже созрела для победы; недоступная для поражения, она способна для получения венца; носившая в себе предрасположение возраста, она исполнила долг добродетели. Не так спешила бы жена в спальню, как, радуясь приближению к месту наказания, поспешным шагом шла вперед дева, украсившая себе голову не сплетенными волосами, а Христом; украсившая себя не цветами, а благонравием. Все плакали, а она была без слез. Многие удивлялись, что она столь легко разстается с жизнию: в самом деле, она еще не успела испытать ее, но уже отдает, как-бы насладившись ею. Все изумлялись, что она, которая по своему возрасту еще не могла быть исповедницей, становится свидетельницей Божества. И вот оказалось, что та, которая еще не имела веры у людей, нашла таковую у Бога. И действительно, что превыше природы, - это исходит от Творца природы.
9. А к каким ужасам прибегал палач, чтобы устрашить ее, и к каким ласкам, чтобы убедить ее! Сколько обещаний (было), что он получит ее себе в жены! А она: "Желать, говорит, удовольствия—это значит оскорблять Жениха. Кто меня Первый избрал, Тот и получит. Зачем же, убийца, медлишь? Пусть погибнет тело, и я не хочу, чтобы оно возбуждало в чьих либо глазах любовь". Она встала, сотворила молитву и нагнула шею.
Нужно было видеть, (как) затрепетал палач: он как будто сам был приговорен (к казни), правая рука убийцы тряслась, лицо побледнело от страха пред чужой опасностью, в то время как отроковица не выражала страха пред своей (опасностью). Итак, в одной жертве вы имете двоякое мученичество—целомудрия (pudoris) и веры (religionis). И девой она осталась, и мученичество восприяла.

Глава третья

10. Любовь к целомудрию, а также и ты, святая сестра, безмолвная пред животными нравами, побуждаете меня теперь к тому, чтобы сказать нечто о девстве. Пусть же не покажется оскорбленной как бы некоторым невниманием и эта, в сущности основная, добродетель. В самом деле, девство не потому достойно похвалы, что оно обретается в мучениках, но потому, что оно само соделывает мучеников.
11. Спрашивается, кто же может обнять человеческим умом ту, которую не подчинила своим законам даже природа? Кто (сможет) естественным словом выразить то, что превыше порядка природы? Она с неба призвала то, чему подражала на земле. И не незаслуженно прияла образ небесной жизни та, которая нашла себе Жениха на небе. Прошедши облака, небо, Ангелов и созвездия, она нашла Слово Божие в самом лоне Отца и всей душой прилепилась (к Нему). И кто же, в самом деле, оставит столь великое благо, коль скоро нашел его? Мирро излиянное—имя твое: сего ради отроковицы возлюбиша тя (и) привлекоша тя (Песнь песн. 1, 2). И, наконец, не мое же (личное мнение) и то, что люди, которые ни женятся, ни выходят замуж, будут как Ангелы на небесах (Mф. 22, 30). Итак, пусть никто не дивится тому, что сочетавающиеся с Господом Ангелов, приравниваются к Ангелам. Кто же, следовательно, будет отрицать, и (ту истину), что эта (девственная) жизнь снизошла с неба, так как мы не легко обретаем ее на земле, и только с той поры, как Бог снисшел в эти члены земного тела? Тогда-то Дева и зачала во чреве, и Слово стало плотию, и плоть стала Богом 1.
12. Кто-нибудь скажет: но ведь (еще) Илия оказался совершенно непричастным к вожделениям плотского соития. Но потому-то он и был взят колесницею на небо, потому-то он и является во славе вместе с Господом, потому-то он и будет предтечей Господняго пришествия. И Мария, взявши тимпан, с девственною стыдливостию была руководительницей хора (Исх. 15, 20). Но посмотрите, чей образ она тогда имела? Не образом-ли Церкви была эта дева, которая непорочной душей объединила религиозный сонм народа, воспевавший божественныя песни? Мы читаем также, что и в храме Иepyсалимском были избранныя девы. Но что же говорит апостол? Все это происходило с ними, как образы, чтобы стать свидетельством будущаго (1 Кор. 10, 11); ибо образ заключается в немногих, (а) жизнь—в весьма многих.
13. И только после того, как Господь, пришедши в это тело, сочетал общение Божественности и телесности без всякаго пятна внешняго смешения, Он, разлившись по всему миpy, сообщил человеческим телам образ небесной жизни. Это и есть
тот самый будущий род, который возвестили служащие на земле Ангелы (Mф. 4, 11), (и) который воздаст Господу служение чрез послушание непорочной плоти. Это и есть то небесное воинство, которое обещал на земле сонм прославляющих Ангелов. Итак, мы имеем свидетеля древности еще от века, полноту же исповедания от Христа.

Глава четвертая

14. Во всяком случае, девство у меня не имеет ничего общаго с язычниками, оно не распространено у варваров и не в обычае у прочих живых существ. С этими последними хотя мы и разделяем один и тот же жизненный дух этого воздушнаго пространства, хотя вместе с ними являемся обладателями обычнаго состояния земного тела и не разнимся от них также и в пользовании производительными силами; но, по крайней мере, в этом одном отношении мы избегаем погрешностей одинаковой (с ними) природы: хотя к девству стремятся язычники, но посвященная (дева) у них оскверняется; варвары даже преследуют девство, а прочие (народы совсем) не знают его.
15. Кто-нибудь мне укажет на девственниц Весты и жриц Паллады? Но что же это за целомудрие — оно вызывается не нравственною настроенностию, а возрастом: оно предписывается не навсегда, а на время! И особенно легкомысленно такое целомудрие, нарушение котораго блюдется до более преклоннаго возраста. Они сами учат, что их девы не должны и не могут навсегда оставаться девами, и, таким образом, сами полагают предел девству. Но что же это за религия, в которой предписывается, чтобы отроковицы были целомудренны, а старухи нецеломудренны? Нет, не та целомудренна, которая связывается законом; и в той целомудрия нет, которая освобождается от него законом. О, таинства, нравы там, где необходимость вменяется в безпорочность и дается освящение страсти. Итак, нецеломудренна та, которая понуждается (к целомудрию) страхом; и не благочестива та, которая руководится в нем наградой; и уже не стыдлив тот, который ежедневно подвергается поруганию страстных взоров и (как бы) бичуется постыдными взглядами. Оказываются льготы, предлагаются награды: как будто продавать целомудрие не есть величайший признак наглости. То, что за плату обещается, за плату и нарушается; что за плату присуждается, за плату и отчуждается. Не может снова приобрести целомудрие та, которая имеет обыкновение продавать его.
16. А что сказать о таинствах фригийских, в которых разврат возведен на степень учения (disciplina)? И, о если бы (только) для более слабаго пола! Что (сказать) об оргиях Либера, где возбуждение страсти является выражением религиознаго таинства (mysterium)? И какова, поэтому, может быть жизнь жрецов там, где блудодеяние богов служит предметом почитания. Итак, нет у них святой девы.
17. Посмотрим, не образовали-ли какой-нибудь (девы) хотя бы те философския школы, которыя обыкновенно присвоивают себе путеводительство всеми добродетелями? В одной пифагорейской басне прославляется одна какая-то дева: когда тиран принуждал ее выдать тайну, она, чтобы не дать ему возможности хотя бы при помощи пыток вынудить у нея признание, откусила себе язык и им плюнула в лицо тирана, так-что тот, не докончивши допроса, уже не мог ее более допрашивать.
18. Но однако та же самая, которую не могли победить пытки—та, которая была сильна духом, но похотлива чревом, была примером молчаливости и в то же время расточительницей (proluvium) целомудрия, оказалась побежденной похотью. Таким образом, та, которая смогла скрыть тайну мысли, не укрыла срама (своего) тела. Она победила природу, но не сдержала учения (добродетели). И как она желала бы в слове иметь ограждение своей невинности! К тому-то, может быть, и приготовляло ее терпение, чтобы (при помощи слова дать ей возможность) отречься от преступления. Итак, не во всех отношениях она оказалась непобедимой: тиран не мог от нея добиться того, о чем спрашивал, но зато получил то, о чем не спрашивал.
19. Насколько же более велики духом наши девы, которыя побеждают даже те силы, которых не видят; оне одерживают победу не только над плотью и кровью, но даже над самим верховным правителем миpa и века! Несомненно, Агния была меньше возрастом, но больше добродетелью, богаче по количеству побед, мужественнее терпением; она из страха не лишила себя языка, но сохранила его для победы. Ведь у ней не было ничего такого, что она боялась бы выдать; ея исповедание было не преступным, а религиозным. Таким образом, та скрыла только тайну, эта же прославила Господа, и, так как Его не мог еще исповедать возраст, то Его исповедала природа.

Глава пятая

20. В похвальных речах обыкновенно прославляются отечество и родители: это затем, чтобы чрез воспоминание о виновнике потомства возвысить достоинство и этого последняго. Правда, я не намерен был заниматься восхвалением девства, а (лишь) только его уяснением, но, однако, думаю, будет относиться к делу и то, если я покажу, каково его отечество и кто его виновник. И прежде всего мы определим, где находится его отечество. Если это отечество там, где находится родовое место жительства, то, конечно, отечество целомудрия—на небесах. Итак, (оно) здесь— пришелец, а там—естественный обитатель.
21. Что же такое девственное целомудрие, как не чистота, непричастная греху (contagionis)? И кого по достоинству мы можем назвать виновником целомудрия, как не непорочнаго Сына Божия, плоть Котораго не видела тления, а Божество—непричастно греху. Итак, смотрите, каково достоинство девства. Христос—прежде девы, Христос—от Девы; от Отца Он рожден прежде веков, а от Девы рожден во веки. Первое—сообразно с Его природой, а второе—ради нашей пользы. То было всегда, а этого Он восхотел.
22. Обратите внимание и на другое достоинство девства: Христос—жених девы, и если можно так сказать: Христос—(жених) девственной чистоты; ибо девство происходит от Христа, а не Христос происходит от девства. Дева, следовательно, есть та, которая сочеталась (браком), которая носила нас в своем чреве, которая родила (нас), которая выкормила нас своим молоком, о которой мы читаем: Сицевая сотвори дева Иерусалимская 2. Не оскудеют от камене сосцы и снег от Ливана и не уклонится вода зельно ветром носимая. (Иерем. 18, 13—14). Какова же эта дева, которая напаяется от источников Троицы, у которой из скалы истекают воды, не оскудевают сосцы и изливается медовая вода? Скала ведь, по апостолу, есть Христос. Значит, от Христа
не оскудеют сосцы, от Бога—непорочность (claritas), от Духа—источник. Это—Троица, орошающая Свою Церковь—Отец, Христос и Дух.
23. Но перейдем теперь от матери к дочерям. О девах, говорит св. апостол, повеления Господня не имам (1 Кор. 7, 25). Если же учитель языков не имел, то кто же иной мог иметь? И, конечно, он не имел (о девах) заповеди, но имел о них совет (exemplum). Ибо девство не может быть повелеваемо, но (только) желаемо: то, что превыше нас, и выражается более в форме совета (in voto), а не в форме научения (in magisterio). Хощу же вас, говорит, безпечальных быти; не оженивыйся печется о Господних, како угодити Господеви, и не посягшая (virgo) помышляет о Господних, да будет свята и телом, и духом. А посягшая помышляет о мирских, како угодити мужу (1 Кор. 7, 32—34).

Глава шестая

24. Я не порицаю, конечно, и супружества (matrimonium), но только преимущество отдаю девству. Изнемогаяй не вступит в брак, делается вечной. Там — врачевство немощи, здесь—слава непорочности (castitatis). Та не порицается, а эта восхваляется.
25. Сравним, если угодно, блага замужних женщин с благами дев. Возьмем жену, славную своим многочадием: чем больше она рождает, тем больше она трудится. Она может исчислить нам радости от сыновей, но может она исчислить также и тяготы. Она выходит замуж и проливает слезы. Вот каковы эти вожделения (vota), которыя оплакиваются! Она зачинает и делается беременной. И вот беременность прежде всего начинает доставлять ей огорчения, а не плод. Она рождает и болеет. Вот как приятен плод, который страданием начинается и страданиями оканчивается—вот плод, который наперед
должен доставить скорбь, а потом уже и удовольствие. Страданиями этот плод покупается и не по доброй воле (pro arbitrio) становится собственностью.
26. А что сказать о трудах воспитания, обучения и бракосочетания? Счастливцам присущи в то же время вот какие печали. Имеет мать потомство, но (чрез это) увеличивает (и свои) скорби. О несчастных (браках) не следует и говорить, дабы не привести в трепет души святейших родителей. Смотри, сестра моя, как тяжело бывает переносить то, о чем не следует и слушать. И это в настоящем веке. Но придет день, когда скажут блажени неплоды, и утробы, яже не родиша (Лук. 23, 29). Дочери века сего родятся и рождают; дочь же Царства воздерживается от похоти мужа и от похоти плоти, чтобы быть непорочной и телом, и духом.
27. А что сказать о тяжелом служении и рабском подчинении мужьям, предназначенном для женщин, которым Бог повелел служить еще раньше, чем рабам (Быт. 3, 16)? Я говорю об этом для того, чтобы жены охотнее повиновались; ведь для них в этом (служении), если только оне добродетельны, заключается милостивая награда; если же оне нечестны, то здесь же (скрывается) наказание за проступок.
28. Здесь же 3 зарождаются те порочныя побуждения, руководясь которыми женщины разрисовывают лица особо изобретенными красками как раз в тот момент, когда оне боятся не понравиться мужчинам, и таким образом, подделывая лицо, оне помышляют подделать целомудрие. Какое безумие—изменять природный образ, стремиться к украшениям; ведь женщины, боясь супружескаго приговора, тем самым обнаруживают и свой приговор! В самом деле та, которая стремится изменить дар природы, прежде всего свидетельствует о себе. Пока она усиленно старается понравиться другим, она прежде всего не нравится себе самой. Какого же более вернаго судью о твоем безобразии, жена, мы можем найти, кроме тебя же самой—тебя, которая боишься показаться (в своем естественном виде)! Если ты красива, то зачем скрываешься? Если же безобразна, то зачем ложно выдаешь себя миловидной, так как ты в данном случае все равно не можешь получить ни одобрения своей совести, ни расположения, хотя бы и ошибочнаго, со стороны чужого (человека)? Ведь он любит другую, да и ты хочешь понравиться другому. И можешь-ли ты гневаться, если полюбит иную тот, который чрез тебя научается любодействовать? Плохая ты наставница при своей несправедливости. А ведь обольстительной приманки, пожалуй, избегает даже та, которая живет у продавца женщин; и хотя она—презренная женщина, но однако грешит не пред другим, а только пред собой. И, можно сказать, в (этом) втором случае преступление более терпимо: ведь там орудием любодеяния является целомудрие, а здесь—природа.
29. А сколько нужно драгоценностей для того, чтобы удалось понравиться даже красивой (женщине)! У ней здесь с шеи свешиваются драгоценныя ожерелья, там по земле стелется золотом шитая одежда. Следовательно, покупной у ней и этот внешний вид, и разве имеется он в наличности? А к чему даже для обоняния употребляются различныя приманки! Уши обременяются тяжелыми серьгами, глазам придается другой цвет. Что же, следовательно, остается своего там, где так много допущено перемен? Не теряет-ли жена и свои чувства, да верит-ли она, наконец, в возможность своей жизни?
30. Вы же, блаженныя девы, которыя не ведаете подобных мучений, а тем более украшений—вы, у которых по стыдливым лицам разлито святое целомудрие и благая непорочность служит украшением —вы, которыя предназначены не для человеческих взоров, вместо чуждаго (вам) заблуждения, возвышааете свои достоинства. Конечно, и вы имеете оплот своей красоты, у которой воинствует облик (forma), но только не тела, а добродетели: этот облик добродетели не уничтожит никакой возраст, не может истребить никакая смерть, сокрушить никакая болезнь. Пусть для этого облика (добродетели) один только Бог, Судия (красоты), составляет предмет стремлений—Тот Бог, Который даже в некрасивом теле любит души, обладающия красотой. (Для добродетельной девы) не существует обычнаго бремени, носимаго чревом; для нея нет скорбей рождения; и однако ей присуще более ценное потомство благочестивой мысли—той мысли, которая всех считает за детей. Она богата последователями, но бедна сиротством, не знает похорон, (но) имеет наследников.
31. Так Святая Церковь не осквернена соитием, но плодоносна в рождении, она—дева, благодаря целомудрию, но матерь, благодаря потомству. Итак, нас рождает дева, исполненная не мужа, но духа. Рождает нас дева не с болезнию членов, но с радостию Ангелов. Питает нас дева не телесным молоком, но тем молоком апостольским (1 Кор. 3, 2), которым она еще доселе питает неокрепшее тело возрастающего народа. Итак, какая же жена имеет детей больше, нежели Святая Церковь, которая есть дева по своим таинственным узам (sacramentis) и мать для народов; о плодородии ея свидетельствует даже Писание, когда говорит: яко многа чада пустыя паче, нежели имущия мужа (Ис. 54, 1)? Наша (дева) мужа не имеет, но имеет Жениха; потому что, будет-ли она церковью среди народов, или душею для отдельных людей, она без всякаго нарушения целомудрия вступает в брачный союз, как бы с вечным женихом— с Словом Божиим, неимущая (в себе) неправды, богатая разумом.

Глава седьмая

32. Вы слышали, родители, в каких добродетелях вы должны воспитывать и в каком учении должны наставлять своих дочерей, чтобы иметь возможность снискать в них таких (дочерей), заслуги которых могли бы искупить ваши прегрешения. Дева — это дар Божий, ограждение (munus) родителя, священство целомудрия. Дева—матерняя жертва, ежедневным священнодействием которой умилостивляется Божественная сила. Дева—неотъемлемый залог родителей, она не доставляет им забот из-за приданаго, она не оставляет их вследствие (своего) переселения и не причиняет обид.
33. Но вот кто-нибудь пожелает иметь внуков и получит имя деда. Прежде всего, ища чужих (детей), он отдает своих: затем, ожидая неизвестных, он начинает терять и известных; он собирает все свое имущество, и все еще от него требуют; если он не заплатит приданаго, то его выгоняют; если долго живет, то становится в тягость. Все это значит—не найти, а купить зятя, который родителям девы может продать только свою внешность. Но разве для того девицу столько месяцев носили во чреве, чтобы она перешла под чуждую власть? Разве для того прилагается старание о воспитании девы, чтобы она скорее была отнята у родителей?
34. Кто-нибудь скажет: итак, ты не одобряешь брака? Нет, я одобряю, и осуждаю тех, которые обыкновенно его не одобряют; и именно такие браки, как—Сарры, Ревекки и Рахили, и прочих древних жен я обыкновенно разсматриваю как образец отдельных добродетелей. В самом деле, кто осуждает брак, тот осуждает и детей, а равно осуждает и проходящее чрез ряд поколений родовое общение. Ведь каким образом жизнь, имеющая продолжаться вечно, могла бы сменяться одна другою, если бы приятность брачных уз (gratia nuptiarum) не возбуждала стремления к воспроизведению рода? Каким образом могло быть предметом прославления то, что непорочный Исаак взошел на алтарь Божий в качестве жертвы отцовской праведности (Быт. 21, 2), что Израиль, облеченный в человеческое тело, узрел Бога (Быт. 32, 27) и даровал народу священное имя—(как может быть прославляемо все это), когда осуждается (самое) источное начало (этих событий)? Если и можно согласиться с нечестивыми людьми 4, то, конечно, только в признании того положения, по которому, осуждая супружества, они открыто заявляют, что им собственно не следовало бы и родиться: эту истину в приложении к ним одобряют даже мудрейшие мужи.
35. Итак, я вовсе не отвергаю брака, но только исчисляю плоды освященнаго девства. Тем более, что это последнее составляет достояние немногих, а брак достояние всех. Не было бы и девства, если бы неоткуда было родиться. Я сравниваю блага с благами же, дабы яснее обнаружилось то, что превосходнее. И я не высказываю в данном случае какой-либо собственной мысли, а повторяю только ту, которую Святой Дух указал чрез пророка: лучше, говоритъ, безчадство с добродетелию (Прем. Сол. 4, 1).
36. В самом деле, уже одно то, что девицы, выходя замуж, вожделеют более всего похвастаться красотою жениха, служит необходимым побуждением к тому, чтобы признать их неравными (impares) святым девам, которым однем только свойственно говорить: красен добротою паче сынов человеческих, излияся благодать во устнах Твоих (Пс. 44, 3). Кто-же этот Жених? Он—Тот, Который не предан низкому угодничеству, не тщеславится тленным богатством: Он—Тот, Престол Котораго во веки веков. Дочери царей в чести у Него. Предста царица одесную тебе, в ризах позлащенных одеяна, преизпещрена добродетелями. Посему, слыши, дщи, и виждь, и приклони ухо твое, и забуди люди твоя и дом отца твоего; ибо возжелал Царъ доброты Твоея, зане той есть Господь твой (Пс. 44, 10—12).
37. И обрати ты внимание, сколько, по свидетельству Божественнаго Писания, даровал тебе Святой Дух: царство, золото, красоту—царство или потому, что ты состоишь невестой вечнаго Царя, или потому, что, имея непреоборимый дух, ты не уловляешься прелестями удовольствий, но господствуешь (над ними), как царица;—золото в виду того, что, как это вещество, искушенное огнем, становится драгоценнее, так и посвященная Божественному Духу красота (species) девственнаго тела получает преизбыток своей прелести. И кто может представить себе лучшую красоту сравнительно с украшением той, которую любит Царь, восхваляет Судия, которая предается и посвящается Господу Богу: она—всегда невеста, всегда безмужна; у ней и любовь не имеет конца, и целомудрие—утраты.
38. Конечно, истинная красота есть та, у которой нет никакого недостатка, которая одна только достойна услышать от Господа: Вся добра ecu ближняя моя, и порока несть в тебе. Гряди от Ливана, невесто, гряди от Ливана: прииди и прейди из начала веры, от главы Санира и Аермона, от оград львовых, от гор пардалеов (Песнь песн. 4, 7—8).
Вот с какими качествами показуется совершенная и неприкосновенная девственная красота души,— та красота, которая посвящена на Божественное служение, которая при нападениях и приманках со стороны духовных зверей не пленяется (ничем) тленным, но всецело остается преданной Божественным тайнам и за все это удостоивается любви Того, сосцы Котораго исполнены веселия: ибо вино веселит сердце человека (Пс. 103, 15).
39. Воня риз твоих, говорит, паче всех аромат (Песнь песней 4, 10). И далее: и благовоние риз твоих, яко благоуханье Ливана (там же ст. 11). Смотри, дева, каким преуспеянием ты даришь нас. В самом деле, первое благоухание твое выше всех ароматов, которые принесены были на погребение Спасителя (Иоан. 19, 39); смертным (emortuos) движениям тела и членов оно соообщает такое благовоние, при котором страсти замирают. Второе благовоние твое, наподобие благовония Ливана, источает непорочность Господней плоти, красоту девственнаго целомудрия.

Глава восьмая

40. Итак, дела твои образуют сотовый мед (Песнь песн. 4,11); в самом деле, славно то девство, которое сравнивается с пчелами: так оно трудолюбиво, так целомудренно, так воздержно. Пчела питается росой, не знает сожительства (concubitus), собирает мед. И для девства слово Божие является также росой; ибо словеса Божия нисходят, как роса. Целомудрие (pudor) девы состоит в непорочной природе. Рождение девы есть плодоношение уст, непричастное горечи, но обильное сладостью. (У нея) общий труд—общий и плод.
41. Как я желал бы, чтобы ты, дочь, стала подражательницей этой пчелки, для которой пищей служит цветок, которая ртом собирает потомство (и) ртом слагает (его)! Подражай ей, дочь. Слова твои пусть не содержат (в себе) никакого зла, пусть они не прикрывают собой никакого обмана, пусть они будут чистыми и строгими.
42. И по заслугам твоим пусть родится от уст твоих вечное потомство. И пусть собирается у тебя (это потомство) не для себя только, но и для многих—это затем, чтобы ты (а ты разве знаешь, когда потребуется от тебя душа твоя?), оставив собранныя в одно место вместилища хлебных запасов, которыя не могут принести пользы твоей жизни и (увеличить) твои заслуги, ты не была похищена туда, куда не сможешь понести свое богатство. Итак, будь богата, но (богата) бедными; чтобы причастные твоей природе были причастны и (твоим) средствам.
43. Я укажу тебе и тот цветок, который должен быть сорван; это тот цветок, который сказал: Аз цвет польный и крин удольный. Якоже крин в тернии (Песнь песн. 2, 1—2). Это выражение служит ясным указанием на то, что добродетели окружены терниями духовных немощей; откуда никто не возьмет плода, если только он не приступит к нему с благоразумною осторожностию…

Глава девятая

44. Итак, возьми, дева, крылья, но (крылья) духа, и, если желаешь ты достигнуть Христа, то пари над пороками: на высоте обитает Он и на дольнее призирает Он (Пс. 112, 5); и вид Его как кедр Ливанский, который листву свою (поднимает) к облакам, а корень внедряет в землю. Ибо начало его с небеси, а конец его на земле; он производит плоды, родственные небу. Поищи прилежнее столь прекрасный цветок—не найдешь-ли ты его где-нибудь в юдоли твоего сердца; ведь (благовоние его) часто вдыхается и на земле.
45. Он любит произрастать в садах; гуляя в них, и обрела его Сусанна, готовая скорее умереть, нежели претерпеть безчестие (Дан. 13, 7). А что это за сады, Он сам указывает в словах: запертый сад, сестра моя—невеста, запертый сад, запечатанный источник (Песнь песн. 4, 12); в садах этого рода с отпечатленным (в них) в виде знаков образом Божиим блещет волна чистаго источника: это затем, чтобы и те потоки вод, которые разсеяны по тинным логовищам духовных зверей, не могли замутиться грязью. Вот здесь-то и заключено целомудрие, огражденное духовной стеной, дабы не быть доступным похищению. Итак, подобно тому, как сад недоступный для воров издает запах виноградной лозы, благоухает масличным деревом, блистает розами—так и (в духовном саду девы) да произрастет вместо лозы—благочестие, вместо масличнаго дерева—мир, вместо розы—целомудрие освященнаго девства. Это—тот запах, которым благоухал патриарх Иаков, когда удостоился услышать: се воня сына моего, яко воня поля наполнена (Быт. 27, 27). Ибо, хотя поле святого пaтpиapxa и было полно почти всеми плодами, однако оно произрастало эти плоды благодаря очень большому подвигу в добродетели, а этот (сад) (производит) цветы.
46. Итак, препояшься, дева, и если желаешь, чтобы сад благоухал у тебя таким именно образом, огради его пророческими заповедями. Положи охрану устам твоим и огради двери уст твоих (Пс. 140, 3), чтобы и ты могла сказать: что яблонь между лесными деревьями, то возлюбленный брат мой между юношами. В тени ея я возлюбила сидетъ, и плоды ея сладки для гортани моей (Песнь песн. 2, 3). Я нашла того, котораго возлюбила душа моя, ухватилась за него и не отпущу (Песнь песн. 3, 4). Пришел возлюбленный мой в сад свой, чтобы поесть от плодов дерев своих (Песнь песн. 5, 1). Приди, возлюбленный мой, выйдем в поле (Песнь песн. 7, 11). Положи меня, как печать, на сердце твое, как перстень, на руку твою (Песнь песн. 8, 6). Возлюбленный мой бел и румян (там же 5, 10). И вот надлежит, чтобы ты, дева, в совершенстве знала Того, Кого любишь, а равно всецело познала в Нем таинство, как свойственнаго Ему от рождения Божества, так и воспринятаго Им воплощения. Бел—по достоинству, ибо Он есть блистание Отца; красен, ибо Он есть рождение Девы. В Нем блистает и червленеет цвет той и другой природы. При этом памятуй, что украшения (insignia) Божественности в Нем более древни, чем таинства (sacramenta) плоти, потому что Он не начал от Девы (своего бытия), но пришел в Деву как существовавший (уже ранее).
47. Он, истерзанный воинами (Mф. 27, 29), прободенный копьем, дабы кровию святой раны исцелить нас, конечно, ответит тебе (Он ведь кроток и смирен сердцем (Иоан. 19, 34), ласков взором): Востани, севере, и гряди, юже, и навей в вертограде моем, и да потекут ароматы моя (Песнь песн. 4, 18). И вот, со всех сторон света возблагоухала воня священной религии, и воспламенились члены возлюбленной девы. Добра ecu, ближняя моя, яко благоволение; красна, яко Иерусалим (Песнь песн. 6, 3). Вот почему, украшением деве служит не красота тленнаго тела, имеющая погибнуть от болезни или от старости, но та слава добрых подвигов, которая не подвержена никаким случайностям и никогда не может умереть.
48. А так как ты достойна сравниваться уже не с земными (существами), а с небесными, жизнь которых проводишь ты на земле, то прими от Господа заповеди и соблюдай их. Положи мя, говорить, яко печать, на сердце твоем, яко печать, на мышце твоей (Песнь песн. 8, 6), чтобы (таким образом) обнаружились наиболее ясныя доказательства и твоего благоразумия и (твоих) деяний, в которых пусть светит образ Божий — Христос, Который, будучи равен величию Отеческой природы, отпечатлел в Себе всю ту полноту Божества, которую воспринял от Отца. Поэтому и ап. Павел говорит, что мы запечатлены в Духе (Ефес. 1, 13); ибо образ Отца имеем в Сыне, а печать Сына имеем в Св. Духе. Запечатленные Сей Св. Троицей будем тщательнее остерегаться, чтобы с того залога, который мы приняли в сердца наши, не сняли печати ни нравственное легкомыслие, ни обольщение какого-либо прелюбодеяния.
49. Но да исчезнет здесь страх для святых дев, которым вручила столь великая предохранительныя средства прежде всего Церковь; озабоченная преуспеянием нежнаго возраста, она сама возрастает, как стена с обильными, наподобие башен, сосцами, и это—до тех пор, пока не прекратятся набеги со стороны вражеской силы, и она таким образом, с помощью материнской добродетели, не приобретет мира для здоровой юности (Песнь песн. 8, 10). Посему и пророк говорит: Буди же мир в силе твоей, и обилие в столпостенах твоих (Пс. 121, 7).
50. Затем, Сам Господь мира, взяв в Свои мощныя мышцы порученные Ему виноградники и увидев, что Его лозы распускаются, начальственным взором умеряет для произрастающих плодов дуновение (ветра), как Он Сам свидетельствует словами: виноград мой предо мною: тысяща Соломону и двести стрегущим плод его (Песнь песн. 8, 12).
51. Выше он говорит: «шестьдесят сильных вокруг отрасли 5 его, вооруженных обнаженными мечами и воспитанных в воинских науках 6»(Песнь песн. 3, 7—8), а здесь «тысяча» и «двести». Возросло число там, где возрос и плод; ведь кто более свят, тот более и огражден. Так, Елисей пророк показал, что в виде стражи находятся около него воинства Ангелов (4 Царств 6, 17); так и Иисус Навин узнал вождя небеснаго воинства (Иис. Нав. 5, 14). Следовательно, те, которые могут даже сражаться за нас, могут также и оберегать в нас плод. Для вас же, святыя девы, которыя в непорочном целомудрии сохраняете священное ложе Господне, существует особая стража. И не удивительно, что, при вашей ревности к ангельским нравам, за вас воинствуют Ангелы. Девственная непорочность заслуживает помощи со стороны тех, жизни которых она удостоилась (подражать).
52. И к чему мне продолжать восхваление девства? Ведь непорочность (девственная) произвела даже Ангелов. В самом деле, кто сохранил ее, тот—Ангел; кто погубил, тот—диавол. От нея получила свое имя даже религия 7. Дева есть та, которая сочетавается с Богом; блудница же— та, которая произвела богов. И что мне сказать о воскресении — награждении, которое вы уже имеете? В воскресение бо, говорит (Писание), ни женятся, ни посягают, но яко Ангели на небеси суть (Mф. 22, 30). Что нам еще только обещается, у вас, следовательно, уже имеется; нашими обетованиями вы уже наслаждаетесь. Вы от миpa сего и в то же время вы пребываете вне сего миpa. Mир удостоился вас иметь, но не смог (вас) удержать.
53. А как прекрасно: ангелы за свое невоздержание ниспали с неба в мир, а девы за чистоту перешли из миpa на небо. Блаженны девы, которых ни телесная прелесть не соблазняет, ни совокупность страстей не низвергает долу. Умеренная пища, воздержное питиe, научая не знать поводов к порокам, научают не знать (и самых) пороков. Повод ко греху часто улавливал даже святых. Посему, когда народ Божий сел за еду и питье, он отрекся от Бога (Исх. 32, 6). Посему и Лот не узнал дочерей (своих) и совершил с ними соитие (Быт. 19, 33). Посему некогда и дети Ноя, с обращенными назад стопами, покрыли срам отца (своего) (Быт. 19, 23): что увидел безстыдный, того скромный устыдился, а любящий прикрыл; (ибо) он оскорбил бы (отца), если бы и сам увидел (его наготу). Вот сколь велика сила вина: кого не обнажил потоп, того обнажило вино!

Глава десятая

54. А каково это? Какое счастие (в том), что вас не воспламеняет никакая страсть к наживе? Бедный просит (у тебя) того, что ты имеешь, и не ищет от тебя того, чего не имеешь. Плод труда твоего есть сокровище для неимущего; и два асса, если только они случатся, составляют богатство для раздающаго.
55. Итак, слушай, сестра, чего у тебя нет. А чего ты должна остерегаться, конечно, не мне тебя учить, и не твое дело учиться у меня. Навык в совершенной добродетели не нуждается в наставлении, напротив, он сам создает его. Видишь, как, подобно носилкам в (торжественном) шествии, выступает та, которая убирает себя с целью понравиться и обратить на себя внимание и взоры всех; но через то самое, чем старается понравиться, она делается безобразной; прежде, чем ей удается понравиться отдельному мужчине, она делается неприятной для (всего) народа. А у вас: отвергнутая забота о красоте более всего и оказывается привлекательной: для вас служит украшением уже то самое, что вы не украшаетесь.
56. Посмотри на уши, истерзанныя ранами, и пожалей о бремени сдавленной шеи. Разница металлов в этом случае не вызывает облегчения мук. Здесь шею сдавливает цепь, а там сковывают ногу ножныя путы. И ничуть не важно то, обременяется ли тело золотом или железом. Важно то, что в одном случае сдавливается шея, а в другом затрудняется движение. Ценность тут ничего не значит: вы, женщины, как будто бы боитесь только того, как бы вам не лишиться наказания 8. Есть-ли какая разница в том— осуждает ли вас чужое мнение, или ваше собственное. Вот почему вы даже более достойны сожаления, чем осуждаемые по общественным законам: те желают освободиться (от оков), а вы налагаете их на себя.
57. А как достойно сожаления то положение, при котором намеревающаяся вступить в брак продается, как красота продажной рабыни: ее покупает тот, кто предложит большую цену. Впрочем, сравнительно сносно даже продаются те рабыни, которыя часто (сами) избирают себе господ; дева же, если изберет (себе жениха), то это оказывается преступлением; и если не изберет, то следует безчестие. Хотя бы она была прекрасна и стройна, она и боится, и в то же время желает быть увиденной: она желает для того, чтобы дороже продать себя; боится, чтобы не вменилось в неприличие то самое, что ее видят. А сколько насмешек над (ея) желаниями, сколько (подозрительнаго) страха за исход сватовства касательно женихов, страха—как бы бедняк не обманул, как бы богач не побрезговал, как бы красавец не посмеялся, как бы знатный не отнесся с презрнием.

Глава одиннадцатая

58. Скажет кто-нибудь: ты ежедневно поешь перед нами похвалы девственницам. И какой мне толк, если ежедневно я буду распевать одно и то же и не буду иметь никакого успеха? Но (это) не по моей вине. Но вот приходят для принятия посвящения девы из Плаценции 9, приходят из Бононии 10, приходят из Мавритании 11, (приходят для того), чтобы здесь принять покрывало. Вы видите великое дело. Здесь я действую, а в другом месте убеждаю. Если же это так, (то) с целию вас убедить мы постараемся действовать и в другом месте.
59. Что же это значит, что следуют за мной даже те, которые меня не слушают: ужели же не последуют за мной те, которые слушают? Вот я узнал, что очень многия девы желают (последовать моему совету), но матери препятствуют им даже выходить 12, и—что еще тяжелее—(это делают) вдовицы, с которыми у меня идет эта беседа. А ведь если бы ваши дочери захотели полюбить человека, то оне по законам могли бы выбрать того, кого оне хотят. Итак, неужели нельзя избрать Бога тем, которым позволено выбирать человека?
60. Посмотрите, как сладок плод целомудрия, который возрос даже в варварских сердцах. Из самых отдаленных стран, (лежащих) ниже и по ту сторону Мавритании, приведены сюда девы и здесь оне желают посвятиться; и вот в то время, как все их семейства в оковах, целомудрие их не знает оков. Та, которая огорчается несправедливости рабства, исповедует вечное царство.
61. А что мне сказать об этом богатом целомудрием воинстве—бононских девственницах, которыя, отрекшись от мирских утех, населяют святилище девства? Без сожительства с мужчинами (contubemali sexu), с помощию присущаго им целомудрия оне, достигши двадцатеричной чести (vicenarium numerum) и сторичнаго плода (centenarium fructum), как неутомимые воины непорочности, оставив родительский кров, стремятся в жилища Христа; то воспевают оне духовныя песни, то добывают (своими) трудами пищу, а равно снискивают своими руками средства для милостыни.
62. А если появится в них чуткость (odor) к отыскиванию девственниц (ведь оне прежде все го жаждут того, как бы им представилась возможность поохотиться за целомудрием)—оне по всем следам, заботливо оставляемым, преследуют скрывающуюся жертву до самых логовищ. Если же при этом со стороны которой-нибудь мелькнет более приветливое порхание, то ты можешь видеть, как все оне поднимаются во всю прыть (своих) крыльев, начинают шуметь перьями, сверкать взмахами (крыльев); ты можешь видеть, как оне окружат летающую (добычу) непорочным ликом целомудрия до тех пор, пока та, восхитившись блистающим сонмом ( девственниц), забыв отцовский дом, не войдет в страну целомудрия и в сети непорочности.

Глава двенадцатая

63. Хорошо поэтому, если для девственницы ревность родителей дышет, как веяние целомудрия; но то еще славнее, если огонь нежнаго возраста даже без поддержки (со стороны) старых (людей) сам повергает себя в пламень (in fomitem) непорочности. Приданаго лишат родители; но ведь ты имеешь богатаго Жениха и, довольствуясь Его сокровищем, ты не станешь искать прибыли от отцовскаго наследства. Вот насколько непорочная бедность превосходит выгоды (от) приданаго!
64. И, однако, о какой (девственности) слышала ты, чтобы она за стремление к невинности лишена была законнаго наследства? Правда, родители оспаривают (наследство), но при этом желают, чтобы их оставили побежденными. Сначала они противятся, так как боятся доверить; часто гневаются, чтобы ты научилась побеждать; угрожают отвержением, чтобы испытать, можешь-ли ты не бояться мирского суда; прельщают изысканными приманками, чтобы увидеть, на самом-ли деле нельзя соблазнить тебя прелестью разнообразных удовольствий. Посредством принуждения (тебя), дева, упражняют. Вот именно эти желания озабоченных родителей и доставляют тебе первые подвиги. Победи, дева, сначала любовь к родителям. Если победишь дом, (то) победишь и мир.
65. Но допустим, что ожидает вас потеря отцовскаго наследия. Ужели же потерю бренных и тленных средств не заменит будущее небесное царство? Даже если предположить, что никого нет такого, который покинул бы дом, или родителей, или братьев, или супругу, или сыновей ради царствия Божия и не согласился бы получить в этом веке всемеро больше: но, однако— если мы верим в небесныя слова—он в будущем веке будет обладателем вечной жизни (Mф. 19, 29). Доверь свою веру Богу; ты, доверяющая, (свое) имущество человеку, дай взаймы Христу. Добрый страж отданной в залог надежды возвращает талант твоей веры с многократными процентами. Не обманывает Истина, не стесняет предписаниями Справедливость, не обольщает Добродетель. Если же вы не верите Божественным изречениям, то поверьте хоть примерам.
66. На нашей памяти недавно некоторая знатная в миpe девица, теперь еще более знатная у Бога, после того, как ее стали принуждать к браку родители и родственники, убежала к священному алтарю. Ведь куда же лучше и убежать деве, как не туда, где совершается священнодействие девства 13? И это еще не конец (ея) смелости. Она, жертва целомудрия, приношение непорочности, стояла у алтаря Божия: она, испрашивая молитвы, то возлагала на (свою) голову десницу священника, то, не имея терпения переждать законный срок, она повергалась к самой важ нейшей части алтаря. «Неужели лучше,—говорит,— меня покроет мафортий 14, чем алтарь, освящающий самыя покрывала. Гораздо более достойно то покрывало (flammeus), на котором ежедневно посвящается Глава всех—Христос. Что делаете вы, родственники? За чем устроением брака вы все еще волнуете душу? Уже давно брак у меня приготовлен. Вы предлагаете жениха? Но я нашла лучшаго (Жениха). Увеличивайте, насколько будет угодно, богатства, расхваливайте знатность жениха, разглашайте его могуществе: но я уже имею (в качестве жениха) Того, с Кем никто не может сравниться: Он богат миром, могуществен властию, славен небом. Если и вы имеете такового же (жениха), то я не отклоняю (вашего) выбора; если (же такового) не нашли, то, значите, вы, родители, не заботитесь обо мне, а ненавидите меня».
67. Когда прочие молчали, один совершенно неожиданно (сказал): «А что, если бы твой отец был жив, то позволил-ли бы он тебе остаться незамужней?» Тогда она с сильным религиозным воодушевлением, но с слабой любовью к родителям отвечала: «А, может быть, для того он и помер, чтобы никто не мог поставить (мне) препятствия». Этот ответ одновременно был предсказанием задававшему вопрос, что тот подтвердил скорой своей кончиной. Таким образом, и остальные, из которых каждый отыскивал препятствия (к принятию обета девства), все начали бояться для себя той же самой участи, а потому начали относиться к девству доброжелательно. Итак, девство не только не встретило нарушения (своих) законных дарований, но даже получило выгоду в пользу невинности. Вот, отроковицы, награда за благочестие; вы же, родители, берегитесь (этого) урока за нерасположение (к девству).

________________
1 caro fieret Deus – не совсем точное выражение для обозначения мысли об обожествлении плоти Христа.
2 Слав. Библ. – Израилева. По русской Библии это место имеет иной смысл сравнительно с Библией славянской.
3 т.е. в рабском служении мужчине.
4 Имеются в виду манихеи, возводившие отрицание брака на степень догматического положения своей доктрины.
5 Этого слова ни в славянском, ни в русском тексте Библии нет.
6 Этот текст, приводимый нами со слов свт.Амвросия, несколько разнится от библейского изложения его.
7 Очевидно, имеется в виду не самое имя религии, а та внутренняя связь, которая, по мнению свт.Амвросия, существует между религией и нравственностью, в частности, между девственной чистотой как проявлением истинно-христианской настроенности.
8 т.е. в виде ношения золота на шее.
9 Город в Галлии, нынешняя Piacenza.
10 Город в Цизальпинской Галлии, нынешняя Bologna.
11 Африканская страна по берегу Средиземного моря, нынешн. Фец и Марокко.
12 в храм для слушания проповеди.
13 т. е. где дается обет девства.
14 Maforte—монашеская одежда, употреблявшаяся в древности, главным образом, в египетских киновиях. Ею покрывались шея и плечи, и видом своим она походила на современный капюшон.


(Из книги: Святитель Амвросий Медиоланский. О девстве и браке. – М., 1997).

 
Ноябрь 2017
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

31 августа 2017 г. (четверг) – праздник иконы Божией Матери «Всецарица» - Престольный праздник нашей обители

На подворье монастыря «Всецарица» в храме Благовещения Пресвятой Богородицы ежедневно совершаются богослужения:

В монастыре «Всецарица» почтили память святой мученицы Неониллы и поздравили с Днем Ангела настоятельницу обители игумению Неониллу (Кузьмину).

События и пейзажи монастырского подворья в октябре 2017 г. показаны в фотографиях, сделанных насельницами монастыря

Предстоятель Русской Церкви совершил литию по почившим начальникам Русской духовной миссии в Иерусалиме

Президент России В.В. Путин поздравил Святейшего Патриарха Кирилла с днем рождения

Вышла в свет книга Святейшего Патриарха Кирилла «Тайна покаяния. Великопостные проповеди» на английском языке

  Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Все замечания и пожелания присылайте на vsecarica@bk.ru
Все права защищены и охраняются законом. © 2006 - 2012.
При перепечатке или ретрансляции материалов нашего сервера ссылка на наш ресурс обязательна.
Автоматизированное извлечение информации сайта запрещено.