Женский монастырь во имя иконы Божией Матери «Всецарица»
Главная
Предстоятель РПЦ
Архипастырь Кубани
Священнослужители
Игумения монастыря
Духовник-исповедник
Духовник обители
Жизнь обители
Служение
Таинства
Паломничество
Подворье
Великие и Двунадесятые праздники
Покров Пресвятой Богородицы
Духовная поэзия
Святые Православной церкви
Святоотеческое слово
Аудио, Видео
Календарь
Фотогалерея
Новости
Объявления
Заказать требы
Контакты
Гостевая книга
Каталог ссылок
Проблемы современного монашества


Святые благоверные князья Борис и Глеб, во святом крещении Роман и Давид - день памяти 15.05 н.ст. (02.05 ст.ст.), 06.08 н.ст. (24.07 ст.ст.), 18.09 н.ст. (05.09 ст.ст.)

Св.равноап.князь Владимир со свв.блгвв. князьями Борисом и Глебом. Фреска в Михайловском Златоверхом Соборе. Киев.
Святые благоверные князья Борис и Глеб. Борис и Глеб были сыновьями великого киевского князя Владимира Святославича, Крестителя Руси. Борис был наречен в святом крещении Романом, Глеб — Давидом. Известно, что у Владимира имелось много сыновей от разных жен. Сыновья жили не дружно и часто враждовали между собой. Но Борис и Глеб, сыновья не только одного отца, но и одной матери (некой болгарыни), любили друг друга. Часто бывало так, рассказывает Житие святых братьев, что Борис читал какую-нибудь книгу — обычно жития или мучения святых, — а Глеб сидел подле него и внимательно слушал, и так пребывал Глеб неотступно возле брата, потому что был еще мал. Князь Владимир любил Бориса более других своих сыновей и во всем доверялся ему.
Вот как описывает Бориса древний агиограф: "Сей благоверный Борис был благого корени, послушлив отцу, покоряясь во всем ему. Телом был красив, высок, лицом кругл, плечи широкие, тонок в чреслах, очами добр, весел лицом; борода мала и ус — ибо молод еще был. Сиял по-царски, крепок телом, всячески украшен — точно цветок цвел в юности своей; в ратях храбр, в советах мудр и разумен во всем, и благодать Божия процветала в нем"
Когда Владимир направил своих сыновей на княжение по разным русским городам, Борису достался Ростов, а Глебу — Муром. Княжение Глеба в Муроме оказалось нелегким. Рассказывают, что муромские язычники не допустили его в свой город, и князю пришлось жить вне пределов городских стен, в пригороде.
В 1014 году Владимир тяжело заболел. Он призвал к себе Бориса, и послушный сын поспешно приехал в Киев. Полагают, что Владимир хотел передать Борису киевский престол и власть над всей своей державой. (В это время Владимир рассорился со своими старшими сыновьями — пасынком Святополком и Ярославом.) Вскоре на Русь напали печенеги. Владимир уже не мог сам выступить в поход и потому поручил дружину Борису. Печенеги узнали о том, что киевское войско движется против них, и не стали разорять Русь, ушли восвояси. "Выступил Борис в поход и не обрел супостатов сих".
Вскоре после отъезда Бориса Владимир умер. Смерть его случилась 15 июля 1015 года в сельце Берестовом, близ Киева. В Киеве стал княжить Святополк, которого люди впоследствии прозвали Окаянным. В действительности, он был сыном Ярополка, брата Владимира, но родился уже после смерти своего отца и был усыновлен Владимиром. Святополк решил скрыть смерть Владимира. Ночью по его приказу в княжеском тереме разобрали помост. Тело Владимира завернули в ковер и спустили на веревках на землю, а затем отвезли в Киев, в церковь Пресвятой Богородицы, где и похоронили. Святополк постарался заручиться поддержкой киевлян и начал щедро одаривать людей: кого одеждами, кого деньгами. "Но люди сердцами были не с ним, но с братом его Борисом, с которым ушли в поход братья их, киевское войско", свидетельствует летописец.
О том, что случилось дальше, мы знаем, в основном, по рассказам трех источников — летописной повести об убиении Бориса и Глеба, "Сказания о святых" неизвестного автора и "Чтения о святых мучениках Борисе и Глебе", принадлежащего перу знаменитого Нестора. Хотя эти памятники разнятся отдельными фактическими подробностями, все они сходятся в оценке подвига Бориса, равно как и его брата Глеба, добровольно отказавшихся от мирской, политической борьбы во имя братской любви.
Борис, не найдя печенегов, повернул обратно к Киеву. На берегу небольшой речки Альта, притока Трубежа (к юго-востоку от Киева) и застала его весть о смерти отца и вокняжении в Киеве Святополка. Борис прослезился, оплакивая родителя своего; дружина же обратилась к нему с такими словами: "Вот, дружина у тебя отчая. Пойди, сядь на отцовском престоле!" В распоряжении Бориса имелось до 8 тысяч отлично вооруженных и подготовленных к военным действиям воинов, и князь, несомненно, мог захватить Киев и изгнать оттуда Святополка. Однако Борис отказался от борьбы за власть. Летопись и Житие передают такие его слова: "Не подниму руку против брата моего старшего. Хоть и умер отец мой, сей (то есть Святополк) будет мне вместо отца". Услыхав это, дружина ушла от него. Так Борис остался на Альтинском поле лишь с немногими своими слугами.
Святые мученики князья Борис и Глеб.
Святополк же стал думать о том, как погубить брата. Правда, сначала он послал ему лживое послание с предложением дружбы: "Брат, хочу в любви с тобой жить, а к тому, что отец тебе дал, еще прибавлю!" Сам же ночью, в тайне от всех, отправился в город Вышгород, невдалеке от Киева, к вышгородским боярам. (Еще при жизни отца Святополк пребывал некоторое время в Вышгороде и успел заручиться поддержкой вышгородцев.) "Преданы ли мне всем сердцем?" — спрашивал он вышгородских бояр. "Можем головы свои положить за тебя" — отвечали ему те. Летопись и Житие князей-мучеников называет имена этих бояр, будущих злодеев и убийц: Путша, Талец, Еловит (или Елович), Ляшко. "А отец им сатана, ибо таковы слуги бесовы бывают", добавляет летописец. "И сказал им Святополк: "Никому не говоря, идите и убейте брата моего Бориса". Они же обещали ему вскоре все исполнить".
О кончине святого Бориса источники рассказывают так. В тот день, когда дружина ушла от Бориса, была суббота. В туге и печали, с удрученным сердцем, вошел Борис в шатер свой и заплакал, из глубины сердца испуская жалостные гласы: "Не призри слез моих, Владыко, ибо уповаю на Тебя! Да прииму участь рабов Твоих и разделю жребий со всеми святыми Твоими, ибо Ты еси Бог милостивый!" Он уже знал о готовящемся на него покушении, ибо к нему прибыл некий гонец из Киева с тайной и устрашающей вестью… Между тем наступил вечер, и Борис повелел петь вечерню священнику, остававшемуся с ним, а сам вошел в шатер и стал творить вечернюю молитву "со слезами горькими и частым воздыханием и стенанием многим". Потом же лег спать, но был сон его "в мысли многой и в печали крепкой и тяжкой и страшной". И проснувшись рано, увидел Борис, что час уже утренний, а была то святая неделя — воскресный день. И велел Борис священнику своему начинать заутреню, и сам стал молиться Богу.
Посланные же Святополком злые убийцы еще ночью подступили к Альте, к тому месту, на котором стоял Борис. Однако, слыша молитву святого, они не решились нападать на него. И тогда услыхал Борис зловещий шепот вокруг шатра своего, и понял, что идут убивать его. "И затрепетал он, и потекли слезы из глаз его". Священник же и отрок, прислуживавший Борису, взглянули на святого "и увидели господина своего печалью и скорбью объятого, и также расплакались горько".
В это время и ворвались в шатер посланцы Святополка. Словно дикие звери, набросились они на святого и пронзили честное его тело. Увидев это, один из отроков Бориса, некий угрин (венгр) по имени Георгий, пал на тело блаженного, прикрывая его собою; они же убили и его вместе с князем. Был тот Георгий более других любим Борисом, рассказывает древний агиограф, и, в знак любви и отличия, князь некогда возложил на него златую гривну — шейное украшение.
Убийцы предали смерти и других отроков князя Бориса. С Георгия же захотели снять златую гривну, но не смогли сделать этого. И тогда они отрубили Георгию голову и отшвырнули ее прочь и так сняли драгоценное украшение.
Жития святого свидетельствуют, однако, что Борис умер не сразу. Когда убийцы, посчитав его мертвым, занялись грабежом, он нашел в себе силы и, в оторопе, выскочил из шатра. "Что стоите и смотрите? Завершим повеленное нам!" — воскликнул кто-то из убийц, вероятно, отличавшийся большим хладнокровием, нежели остальные, заворожено глядевшие на внезапно ожившего князя. "Братия моя, милая и любимая! — взмолился к ним будто бы Борис. — Погодите немного, да помолюсь Богу моему!" И вновь он обращается с мольбой к Господу: "Господи Боже мой, многомилостивый и премилостивый!.. Слава Тебе, прещедрый Живодавче (податель жизни. — А. К.), яко сподобил мя труда святых мученик! Слава Тебе, Владыка Человеколюбец, сподобивший мя исполнить хотение сердца моего!.. Знаешь ведь, Господи мой, яко не противлюсь, не перечу, но, имев под рукой воинов отца моего и всех, любимых отцом моим, не умыслил ничто против брата своего… Но ты, Господи, будь свидетель и сверши суд между мною и братом моим. И не вмени им, Господи, грех сей, но прими с миром душу мою…" "И, воззрев на них умильными глазами, с лицом опавшим, и слезами весь обливаясь, рек: "Братия, заканчивайте порученное вам. И да будет мир брату моему и вам, братия!" И когда он говорил так, один из убийц, подойдя, ударил его в самое сердце.
Смерть князя Бориса случилась в воскресенье 24 июля. Тело его завернули в шатер, положили на телегу и повезли к Киеву.
Страстотерпцы Роман и Давид (блгв.князья Борис и Глеб).
Впрочем, по-видимому, существовала и какая-то другая версия гибели святого князя. Во всяком случае, летопись и "Сказание о святых" свидетельствует, что Борис был убит позже, уже по дороге к Киеву. "И когда были они на бору, начал он поднимать святую главу свою. Уведал же окаянный Святополк, что еще дышит Борис, и послал двух варягов прикончить его. Те же пришли и увидели, что еще жив он; один из них извлек меч и пронзил его в сердце".
Так погиб блаженный Борис. Тело его привезли тайно в Вышгород и похоронили в церкви святого Василия.
Совершив злодейское убийство, Святополк уже вряд ли мог остановиться. Удержать власть без дальнейшего кровопролития, без жестокой расправы над оставшимися в живых братьями он был не в состоянии. Убив Бориса, рассказывает агиограф, окаянный задумал убить и другого своего брата, Глеба. Он отправил Глебу такое лживое послание: "Приди вскоре. Отец зовет тебя, тяжко болен он". Глеб, ничего не знавший о смерти отца (теперь-то становится ясным, зачем Святополк скрывал отцовскую смерть), как послушный сын, быстро вскочил на коня и с небольшой дружиной отправился в путь. И вот когда он добрался до Волги, споткнулся конь его в овраге и повредил себе ногу. И было это не к добру.
К тому времени князь Ярослав Владимирович, княживший в Новгороде, узнал от своей сестры Предславы о смерти отца и о том, как Святополк злодейски убил Бориса. Не медля Ярослав послал весть Глебу: "Не езжай в Киев: отец твой умер, а брат твой Борис убит Святополком!" Гонцы Ярослава встретили Глеба уже на Днепре, в устье реки Смядыни, вблизи Смоленска. Здесь и остановился Глеб, пораженный зловещим известием.
Горько заплакал Глеб об отце, а еще сильнее — о брате, и стал со слезами молиться Богу, так говоря: "Увы мне, Господи! Лучше бы умереть мен с братом моим, нежели жить на свете этом. Если бы увидел я, о брат мой, лицо твое ангельское, то умер бы с тобою. Для чего я один остался? Не услышу я слов твоих, обращенных ко мне, о брат мой любимый, не услышу я тихого твоего голоса. Если близок ты к Богу, то помолись обо мне, чтобы и я принял такую же мученическую смерть!"
И когда молился он так, появились внезапно посланные Святополком убийцы. Они захватили корабль, на котором плыл Глеб, и выхватили оружие свое. "И сразу же у всех, бывших в ладье вместе с Глебом, выпали из рук весла, и все от страха помертвели". И когда понял Глеб, что и его хотят лишить жизни, хлынули слезы из глаз его и взмолился он со слезами к убийцам своим.
Автор "Сказания о святых мучениках Борисе и Глебе" вкладывает в уста святому князю слова, исполненные щемящей жалости к молодости и беззащитности святого князя. Эта мольба Глеба, обращенная к его убийцам, — едва ли не самое проникновенное место во всей древнерусской литературе: "Не трогайте меня, братия мои милые! Не трогайте меня, ибо не сделал я никакого зла вам. Пощадите меня, братия, пощадите! Какую обиду причинил брату моему и вам, братия мои и господа? Если есть какая обида, ведите меня к князю вашему, а моему брату и господину. Сжальтесь над юностью моею, сжальтесь, господа мои!.. Не срезайте колоса, еще не поспевшего, не губите лозы, еще не возросшей! Не убийство это будет, но сырорезание!.."
Видя же немилосердие их, преклонил колена и, помолившись, сказал: "Раз уж начали, приступайте и исполните все, что велено вам".
Тогда один из посланных, окаянный Горясер, повелел тотчас убить Глеба. И взял нож повар Глебов, по имени Торчин, и зарезал князя, словно ягненка невинного. Случилось же это злодейское убийство 2 сентября 1015 года. Так умер князь Глеб. Тело же его было брошено на берегу, и так лежало в безвестности, между двумя колодами, в течение длительного времени. И ни зверь, ни птица не тронули его. Лишь через много лет, по повелению князя Ярослава, тело святого Глеба было перенесено в Вышгород и положено в церкви святого Василия, возле тела брата его Бориса. Так соединились телами два святых мученика, как прежде соединились на небе души их.
Спустя некоторое время Святополк убил еще одного своего брата — Святослава. "И начал помышлять убить и других своих братьев и одному владеть всею землею Русской", свидетельствует летописец.
Явление Пелгусию св.мчч.князей Бориса и Глеба. Стенопись в Александро-Невской церкви Училищного Совета Святейш. Правительствую.
Однако княжение его оказалось непродолжительным. Князь Ярослав, собрав войско из новгородцев и наемников-варягов, двинулся на Киев и изгнал Святополка из Руси. Война между ними продолжалась четыре года (1015—1019), и в нее оказались втянуты скандинавы, поляки, венгры, печенеги. Решающее сражение между Святополком, приведшим огромную печенежскую рать, и Ярославом состоялось в 1019 году на реке Альте — на том самом месте, где был убит святой князь Борис. По рассказу летописца, перед началом битвы Ярослав воздел руки к небу и воскликнул, обращаясь к Господу: "Кровь брата моего вопиет к тебе, Владыко! Отмсти за кровь праведного сего, как отмстил Ты за кровь Авелеву…". Ярослав обращается с молитвой и к святым братьям: "Братья мои! Хоть и отошли вы телом отсюда, но молитвою помогите мне против врага сего — убийцы и гордеца". Целый день продолжалась кровопролитная битва, трижды полки сходились друг с другом, и лишь к вечеру одолел Ярослав.
Святополк же бежал с поля брани. И, как рассказывает летописец и автор "Сказания о святых братьях", когда бежал он, напала на него болезнь, так что ослабел он всем телом и не мог даже на коня сесть, и несли его на носилках. Святополк же подгонял слуг: "Скорее бегите! Скорее! Гонятся за нами! Вот уже догоняют нас!" И оглядывались слуги его вслед, и никто не гнался за ними. Не мог Святополк оставаться на одном месте. Так, гонимый Божьим гневом, пробежал он через всю землю Польскую и достиг некоего пустынного места, где и окончил неправедную жизнь свою. Есть могила его на том месте, и исходит от нее зловоние смрадное. "Все это устроил Бог в поучение князьям русским, — завершает свой рассказ летописец. — Если снова совершат они такое же злодеяние, то и наказание такое же примут, и даже большее".
Борис и Глеб первыми из русских были официально причтены к лику святых. Их прославление началось уже при князе Ярославе Владимировиче, когда у гроба святых мучеников стали совершаться чудеса: слепые прозревали, хромые начинали ходить. 2 мая 1071 года, при киевском князе Изяславе Ярославиче, мощи обоих братьев были перенесены в новую церковь. Вероятно, именно с этого времени устанавливается общецерковное празднование святым.
С рациональной точки зрения смерть святых братьев кажется бессмысленной. Они не были даже мучениками за веру в подлинном смысле этого слова. (Церковь чтит их как страстотерпцев — этот чин святости, кстати, не известен византийской агиологии.) Но святые братья приняли смерть в знак беспредельной любви ко Христу, в подражание его крестной муке. В сознании русских людей своей мученической кончиной они как бы искупали грехи всей Русской земли, еще недавно прозябавшей в язычестве. Через их жития, писал выдающийся русский писатель и историк Г. П. Федотов, "образ кроткого и страдающего Спасителя вошел в сердце русского народа навеки как самая заветная его святыня".
Потому-то и стали они едва ли не самыми почитаемыми святыми на Руси. "Присными заступниками земли Русской" называли святых братьев. Их образ незримо вставал перед князьями, когда те совершали какие-то недобрые дела: именем святых Бориса и Глеба освобождались от уз невинные, а иногда и прекращались кровавые междоусобицы. Спустя много лет и даже веков, когда на Русь нападали враги, образ святых князей, готовых добровольно принять смерть, помогал народу выстоять. В видениях и вещих снах они представали перед защитниками Отечества, готовые помочь своим "сродникам" — русским князьям. Так было накануне сражения на Неве в 1240 году и накануне великой Куликовской битвы в 1380 году.


Перенесение мощей святых страстотерпцев, Российских князей Бориса и Глеба, во святом Крещении Романа и Давида.


Святые страстотерпцы князья Борис и Глеб.
Икона князей страстотерпцев Бориса и Глеба. Вторая половина XIV в.
Великий князь Киевский Ярослав Мудрый (1019 - 1054) глубоко почитал своих братьев, святых мучеников Бориса (+ 1015; память 24 июля) и Глеба (+ 1015; память 5 сентября). Было известно, что убиенный князь Борис погребен в Вышгороде, близ Киева. Вскоре были найдены святые мощи благоверного князя Глеба на Смядыни, неподалеку от Смоленска, откуда их перевезли поДнепру в Киев. Киевский Митрополит Иоанн I (1008 - 1035) с собором духовенства торжественно встретили нетленные мощи святого страстотерпца и положили в Вышгороде у храма святого Василия Великого, где находились мощи мученика Бориса. Вскоре место погребения прославилось чудотворениями. Тогда мощи святых братьев Бориса и Глеба были извлечены из земли и положены в специально устроенной часовне. 24 июля 1026 года был освящен построенный Ярославом Мудрым пятиглавый храм в честь святых мучеников.
В последующие годы Вышгородский Борисоглебский храм с мощами святых страстотерпцев становится семейным храмом Ярославичей, святилищем их братской любви и совместного служения Родине. Символом их единения стало празднование перенесения мощей Бориса и Глеба 2 мая. История его установления связана с предшествовавшими событиями русской истории. 2 мая 1069 года вошел в Киев великий князь Изяслав, изгнанный с княжения за семь месяцев до этого (в сентябре 1068 года) в результате восстания киевлян. В благодарность за Божие содействие в установлении мира на Русской земле князь построил вместо обветшавшего храма, воздвигнутого в 1026 году, новый, «в верх один». На освящении его присутствовали два митрополита, Георгий Киевский и Неофит Черниговский, с епископами, игуменами и духовенством. Перенесение мощей, в котором участвовали все трое Ярославичей (Изяслав, Святослав, Всеволод), было приурочено ко 2 мая, это число и было утверждено для ежегодного празднования.
Святослав Ярославич, княживший в Киеве в 1073 - 1076 гг., предпринял попытку сделать Борисоглебский храм каменным, но успел довести кладку стен лишь до восьми локтей. Всеволод (+ 1093) достроил церковь, но она в ту же ночь обрушилась.
Почитание святых Бориса и Глеба сильно развилось в эпоху внуков Ярослава, приводя нередко к своеобразному благочестивому соревнованию между ними. Сын Изяслава Святополк (+ 1113) устроил святым серебряные раки, сын Всеволода Владимир Мономах (+ 1125) в 1002 г. тайно, ночью прислал мастеров и оковал серебряные раки листами золота. Но их превзошел сын Святослава Олег (+ 1115), знаменитый «Гориславич», упоминаемый в «Слове о полку Игореве». Он «умыслил воздвигнуть сокрушившуюся каменную (церковь) и, приведя строителей, дал в обилии всего, что нужно». Церковь была готова в 1011 году. Расписав ее, Олег «много понуждал и молил Святополка, чтобы перенести в нее святые мощи». Святополк не хотел, «зане не он создал ту церковь».
Смерть Святополка Изяславича (+ 1113) вызвала в Киеве новый мятеж, который едва умирил Владимир Мономах, ставший в этом году великим князем. Решив скрепить дружбу со Святославичами совместным торжеством перенесения мощей в Олегов храм, он дал знать Олегу и Давыду (+ 1123). «Владимир, собрав сыновей, и Давыд и Олег со своими сыновьями пришли к Вышгороду. И все святители, игумены, черноризцы, поповство сошлось, наполнив весь город и по стенам градским не уместились». Наутро, 2 мая 1115 года, в Неделю жен-мироносиц, начали петь утреню в обеих церквах - старой и новой, началось перенесение мощей. При этом произошло своеобразное разделение: «и повезли на санях сначала Бориса, с ним шли Владимир, митрополит и духовенство». За ним на других санях повезли святого Глеба: «с ним шел Давыд с епископами и духовенством» (Олег ждал всех в церкви.)
Это разделение соблюдалось и в дальнейших поколениях. Святой Борис считался небесным покровителем преимущественно Мономашичей, святой Глеб - преимущественно Ольговичей и Давыдовичей. Доходило до того, что Владимир Мономах в своем «Поучении», говоря о Борисе, не упоминает Глеба, а в роду Ольговичей, наоборот, ни одного княжича не назвали именем Борис.
Вообще же имена Борис и Глеб так же, как Роман и Давид, были излюбленными во многих поколениях русских князей. Братья Олега Гориславича носили имена Роман (+ 1079), Глеб (+ 1078), Давыд (+ 1123), один из сыновей его носил имя Глеб (+ 1138). У Мономаха были сыновья Роман и Глеб, у Юрия Долгорукого - Борис и Глеб, у святого Ростислава Смоленского - Борис и Глеб, у святого Андрея Боголюбского - святой благоверный Глеб (+ 1174), у Всеволода Большое Гнездо - Борис и Глеб. Среди сыновей Всеслава Полоцкого (+ 1101) - полный набор «борисоглебских» имен: Роман, Глеб, Давид, Борис.
Борис и Глеб с житием. Вторая четверть XIV в.
Страстотерпцы Борис и Глеб с Борисоглебским монастырем. Икона XVII в.
Вышгородские святыни были не единственным центром литургического церковного почитания святых страстотерпцев Бориса и Глеба, распространенного по всей Русской земле. Прежде всего, существовали храмы и монастыри в конкретных местностях, связанных с мученическим подвигом святых и их чудесной помощью людям: храм Бориса и Глеба на Дорогожиче, на пути в Вышгород, где святой Борис, по преданию, испустил дух; Борисоглебский монастырь на Тме, близ Твери, где конь Глеба повредил ногу; обители того же имени на Смядыни - на месте убиения Глеба и на реке Тверце, близ Торжка (основан в 1030 г.), где хранилась глава святого Георгия Угрина. Борисоглебские храмы были воздвигнуты на Альте - в память победы Ярослава Мудрого над Святополком Окаянным 24 июля 1019 года, и на Гзени, в Новгороде - на месте победы над волхвом Глеба Святославича.
Ольговичи и Мономашичи состязались в создании великолепных храмов святым мученикам. Сам Олег, кроме Вышгородского храма, воздвиг в 1115 г. Борисоглебский собор в Старой Рязани (почему и епархия называлась позже Борисоглебской). Его брат Давыд строит такой же в Чернигове (в 1120 г.). В 1132 г. Юрий Долгорукий построил церковь Бориса и Глеба в Кидекше на реке Нерли, «где было становище святого Бориса». В 1145 г. святой Ростислав Смоленский «заложи церковь каменну на Смядыни», в Смоленске. В следующем году возник первый (деревянный) Борисоглебский храм в Новгороде. В 1167 г. на смену деревянному закладывается каменный, оконченный и освященный в 1173 году. Строителем церкви новгородские летописи называют Сотко Сытинича - былинного Садко.
Святые страстотерпцы Борис и Глеб были первыми русскими святыми, канонизованными Русской и Византийской Церквами. Служба им была составлена вскоре после их кончины, составителем ее был святитель Иоанн I, митрополит Киевский (1008 - 1035), что подтверждают записи в Минеях XII века. Свидетельством особого почитания на Руси святых мучеников Бориса и Глеба служат многочисленные списки житий, сказаний о мощах, чудесах и похвальных слов в рукописных и печатных книгах XII - XIX веков.

…Останки канонизированных церковью русичей были доступны для поклонения до 1240 года. Во время монголо-татарского нашествия храм был уничтожен, а святые мощи исчезли. По всей видимости, их перепрятали, да так хорошо, что не могут найти по сей день. И лишь в 1861 году на том же месте вознесся необычайной красоты храм Св. Бориса и Глеба, выполненный по проекту архитектора Константина Тона. В свою очередь этот храм был разрушен советскими войсками в 1943 году во время форсирования Днепра и церковь стояла полуразрушенной почти до конца XX столетия. В конце 90-х XX века приходский священник отец Дмитрий возглавил работы по реставрации церкви. Былое величие храма воссоздать не удалось из-за недостатка средств, но храм, возвышающийся над всем Вышгородом, производит сильное впечатление. В ныне действующем храме сохраняется список иконы Вышгородской (Владимирской) Божьей Матери.


Тропарь, глас 4

           Днесь церковная разширяются недра, / приемлющи богатство Божия благодати, / веселятся русстии собори, / видяще преславная чудеса, / яже творите приходящим к вам верою,/ святии чудотворцы Борисе и Глебе, // молите Христа Бога, да спасет души наша.

Кондак, глас 4

           Явися днесь в стране Русстей / благодать исцеления / всем, к вам, блаженнии, / приходящим и вопиющим: // радуйтеся, заступницы теплии.



Тропарь, глас 2:

           Правдивая страстотерпцы и истинныя Евангелия Христова послушатели, целомудренный Романе с возлюбленным Давидом, не сопротив стаста врагу сущу брату, убивающему телеса ваша, душам же коснутися не могущу: да плачется убо злый властолюбец, вы же радующеся с лики ангельскими, предстояще Святей Троице, молитеся о державе сродников ваших, Богоугодней быти, и сыновом Российским спастися.


Молитва 1:

           О двоице священная, братие прекрасная, доблии страстотерпцы Борисе и Глебе, от юности Христу верою, чистотою и любовию послужившии, и кровми своими, яко багряницею украсившиися и ныне со Христом царствующии, не забудите и нас сущих на земли, но яко теплии заступницы, вашим сильным ходатайством пред Христом Богом, сохраните юных во святей вере и чистоте неврежденными от всякаго прилога неверия и нечистоты, оградите всех нас от всякия скорби, озлоблений и напрасныя смерти, укротите всякую вражду и злобу, действом воздвизаемую от ближних и чуждых. Молим вас, христолюбивии страстотерпцы, испросите у Великодаровитаго Владыки всем нам оставление прегрешений наших, единомыслие и здравие, избавление от нашествия иноплеменных, междоусобныя брани, язвы и глада. Снабдевайте своим заступлением всех чтущих святую память вашу во веки веков. Аминь.

Молитва 2:

           О двоице священная, страстотерпцы Борисе и Глебе! Не забудите нас, раб Божиих (имена), но яко заступницы, вашим сильным ходатайством пред Христом Богом нас помилуйте; от нечистоты сохраните, от скорби, озлоблений и внезапный смерти избавите. Испросите у Великодаровитаго Владыки нам оставление прегрешений наших, единомыслие и здравие. Снабдевайте заступлением вашим приход сей, дом (святый храм) сей и вся чтущия святую память вашу во веки веков.


Память святых Бориса и Глеба празднуется 2 (15) мая и 24 июля (6 августа). (Память святого Глеба празднуется также 5 (18) сентября.)

(www.portal-slovo.ru; www.pravoslavie.ru, www.afisha.kiev.ua; иллюстрации - www.cirota.ru; projects.pomorsu.ru; www.mitropolia-spb.ru; suzdalinfo.narod.ru; www.molgvardia.kirov.ru).

Собор свв.мчч.Бориса и Глеба в Вышгороде.
Борисоглебский мужской монастырь в г.Торжок Тверской обл.
Собор свв.Бориса и Глеба в Чернигове.
Храм-часовня св.блгвв.князей Бориса и Глеба на Арбатской площади.

 
Сентябрь 2017
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

31 августа 2017 г. (четверг) – праздник иконы Божией Матери «Всецарица» - Престольный праздник нашей обители

На подворье монастыря «Всецарица» в храме Благовещения Пресвятой Богородицы ежедневно совершаются богослужения:

21 сентября 2017 г. в обители «Всецарица» 15-й раз праздновали Рождество Пресвятой Богородицы.

Ирина Полякова. Светлая обитель.

Патриарший экзарх всея Беларуси возглавил торжества по случаю 145-летия освящения Успенского соборе в городе Речице Гомельской области

Председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата встретился с послом России в Великобритании

Преставился ко Господу митрополит Нежинский и Прилукский Ириней

  Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Все замечания и пожелания присылайте на vsecarica@bk.ru
Все права защищены и охраняются законом. © 2006 - 2012.
При перепечатке или ретрансляции материалов нашего сервера ссылка на наш ресурс обязательна.
Автоматизированное извлечение информации сайта запрещено.